Любимые уголки старой Барселоны

Любимые уголки старой Барселоны

Одна из моих красивейших барселонских локаций для прогулок и «посидеть» - это Plaza Real, что в Готическом квартале . Создавалась она в период с 1848 по 1860 год и оказалась, чуть ли не единственной площадью Барселоны, спланированной, как целостный архитектурный ансамбль. Ее небольшие размеры 55 на 83 метра, уютные портики, в которых так приятно искать прохладную тень в летнее пекло, теплый желтый цвет зданий, множество таинственных переходов и переулков, «вытекающих» в разные стороны, словно реки из трапецивидного озера - все это придает ей волшебную атмосферу, особенно по вечерам.
Когда-то на ее месте был монастырь ордена капуцинов Ла Мадрона. Уцелевший, как ни странно, в водоворотах лихого 1835-го, когда почти все барселонские церкви и приходы были, либо разгромлены, либо сожжены, либо конфискованы. Тем не менее, и его настигла общая участь. На образовавшемся в 1850 году пустыре, чего только не думали строить, от первой в Европе крытой стеклянной торговой галереи (каталонцы хотели сделать это раньше, чем идея была воплощена в Милане), до городского оперного театра. Но проект площади оказался привлекательнее, выиграл конкурс архитектор Франциско Даниэль Молина, и работы закипели. В центре придумали воздвигнуть памятник королю Фердинанду Католику, но когда Королева Изабелла II решила внезапно посетить работы с целью проверки, была готова только лишь гипсовая модель. Она настолько не понравилась ни самой королеве, ни праздной публике, что была забросана камнями и уничтожена буквально за 2 дня. И тут кому-то пришла в голову мысль, а почему бы не фонтан? И правда, фонтан, придуманный в Париже, но скопированный в Барселоне архитектором Антони Ровира и Триас (интересно, а так было можно?), идеальным образом вписался в ансамбль. «Фонтан трех граций» посвящен любви, красоте и удовольствию, что каждый день подтверждают целующиеся парочки, и фланирующие по вечерам «жрицы и жрецы любви».
В 60 и 70 годы этот район считался не менее злачным, чем сам Раваль. Говорят, на площади привлекательной для всякого рода маргиналов, по ночам можно было услышать «как мутируют вирусы». Для художника и активиста гомосексуальной любви, Хозе Пере Оканья, это было одно из любимых мест, куда он приходил «на других посмотреть и себя показать». Правда, употребляя игру слов («real», в переводе означает «королевский», но так же и «настоящий»), он утверждал, что площадь была так названа не в честь короля, а потому, что была настоящей, как и сама жизнь.
Так получилось, что хотя в 50-х годах 19 века предполагалось, что на Королевской площади будут жить представители буржуазии, «новые каталонцы», промышленники и нувориши, предпочли темным переулкам Готического квартала просторы и размах только зарождавшейся тогда «Эшамплы».
И вот, в роскошных апартаментах с высокими потолками, в стильных домах, украшенных изящными портиками, бюстами мореплавателей и «индианос», поселился народ попроще, разбив их на квартиры меньшего размера. В 1982 году на площади была проведена обширная реконструкция архитекторов Корреа и Мила. Были высажены, и немедленно облюбованы местной достопримечательностью- попугаями, высоченные взрослые пальмы. Были приведены в порядок шестирукие фонари работы Антонио Гауди, одна из немногих работ, сделанных архитектором по просьбе городских властей. Светильники, стоящие на постаменте из местного камня с горы Монтжуик, украшены гербом Барселоны и атрибутами бога Гермеса, покровителя деловых людей - крылатым шлемом и кадуцеем (две змеи вокруг жезла). Сегодня большинство домов занимают пансионы и отели, а под портиками расположились рестораны и бары, среди которых есть и таблао фламенко и мой любимый джаз-клуб “Jamboree”. Как правило, толпу фотографирующихся людей можно увидеть напротив «Королевского герболария» (Herbosteria del rey) 1818 года, лавки, которая гордилась поставками снадобья и трав ко двору Изабеллы II.
Современным туристам она больше известна, как одна из локаций, в которой снимался фильм «Парфюмер». Другое яркое место на площади - ресторан «Taxidermista», который в далеком 1859 носил название «Большое Испанское Кафе» и специализировался на самом вкусном в городе мороженом. Лакомство это было доступно не всем. Лед привозили из Сольсоны, дорога занимала 4 дня. В последствие, на этом же самом месте, возник Музей Натуральной истории и естествознания, где основой коллекции были чучела животных и птиц. Затем, еще долгое время, тут работал магазинчик по продаже инструментов для «чучельников» - таксидермистов. Ресторан же, который открылся здесь позже, сохранил историю в деталях интерьера и названии. Но лично мне, больше всего нравится сегодня новое место на площади - терраса 5-звездного отеля «D.O.», где так приятно пропустить по бокалу кавы и посмотреть сверху вниз на горящую вечерними огнями, и не такую шумную с высоты, Пласа Реаль. А потом, конечно, пойти на джаз в “Jamboree”- идеальное окончание любого дня!